Меню Закрыть

Когда туризм – это жизнь: туроператору ПАКС 30 лет

Долгожитель российского туррынка – туроператор ПАКС – празднует юбилей: ему исполнилось 30 лет. Возраст солидный, но компания по-прежнему эмоциональна, позитивна и амбициозна. По случаю праздника обычно непубличные личности – Максим Лобанов, президент ПАКС и гендиректор компании Виталий Чижиков согласились на интервью. Получилось интересно.

ПАКС – 30 ЛЕТ: С ЧЕГО ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Три десятка лет назад, 25 июня 1992 года, когда туризм только зарождался, когда россияне ездили в зарубежные поездки не ради пляжей, а ради закупки импортных товаров, когда для поездок нужно было оформлять выездные визы, во времена, полные романтизма и невероятных идей, появился туроператор ПАКС.

Конечно, тогда, 30 лет назад, это была еще мало кому известная компания, которая снимала для работы полуподвальное помещение и занималась приемом туристов в Москве, а позже отправкой в страны Юго-Восточной Азии, а потом и в Хорватию, Черногорию и другие страны.

Сегодня ПАКС – крупный стабильный многопрофильный туроператор, один из заметных игроков на выездном рынке. Он занимает прочные позиции как на своих ключевых направлениях – Юго-Восточной Азии и Балканах, так и на других зарубежных рынках, а еще – во внутреннем туризме.  

Удивительно, но факт: за столь продолжительное время в туризме, бизнесе совсем непростом, компании удалось сохранить свою яркую индивидуальность, драйв, мудрость, пройти много кризисов и остаться при всем этом человечной и интеллигентной.

А глаза руководителей компании – Максима Лобанова, президента ПАКС и гендиректора Виталия Чижикова, как и прежде, полны задора, неугомонности и стремления вести свою команду и свое дело к новым вершинам.

Руководители компании честно признаются: привыкли больше работать, чем говорить, на публике появляются редко. Но ради знаменательной даты решили сделать исключение и пообщаться с «Вестником АТОР», рассказать о жизни компании прошлой, настоящей и будущей. Начнем.

ПАКС: ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

 — От всей команды АТОР поздравляю вас с юбилеем. 30 лет! Это солидный возраст уже известного туроператора. А с чего начиналась ваша история?

Максим Лобанов (далее — М.Л.): Конечно, с романтики. Время было романтичное.

Виталий Чижиков (далее — В.Ч.): Да, возраст солидный. Мне никто не верит, когда я озвучиваю его. Даже в автосервисе не верят. А начиналось все с компании «Одиссея».

М. Л.: Наша история началась во времена зарождения туризма как такового. В то время на рынке уже работали такие компании, как «Интурист», «Спутник».

Мы начинали свой путь в компании «Одиссея», которая занималась тогда приемом иностранных туристов в России. Туристов было много, но не из Китая. В основном в то время к нам ехали из Северной Европы.

В.Ч.: Из Китая туристов не было, а вот российские туристы тоже очень любили ездить в шоп-туры в Азию. Собственно говоря, с  шоп-туров, в том числе в азиатские страны, и начался российский выездной туризм.

М. Л.: Да. И мы тоже со временем, когда ушли из «Одиссеи» и организовали свою компанию ПАКС, активно отправляли туристов в шоп-туры. Занимались и приемом иностранных туристов. Они путешествовали по всей России. Чаще мы организовывали для них поездки по близлежащим к Москве регионам.

А одной из первых, организованных нами, зарубежных поездок был тур в Дар-эс-Салам. Помню, мы дали объявление на радио и… моментально набрали 4 группы. Наш коллега принимал туристов в Танзании.

Программу писали на коленке, только ведь учились. В итоге после поездки к нашей компании у туристов было много вопросов… Во-первых, все они заболели малярией, во-вторых, им не понравилась вечеринка на берегу реки с яйцами, сосисками и луком, которую для них организовал наш коллега и назвал это действо «пати». Конечно, люди-то ехали респектабельные. В общем было весело. 

— А почему ПАКС?

В.Ч.: ПАКС – это латинское слово pax – оно означает мир (в смысле вселенной, места обитания людей).

Название мы придумывали все вместе. Точнее,  написали на листочках несколько названий и голосовали. Вариант «ПАКС» набрал больше всего голосов. Всего в компании изначально было семь учредителей. Теперь нас осталось двое.

Максим Лобанов, президент ПАКС (справа) и гендиректор компании Виталий Чижиков (слева). Фото: ПАКС

 — Как менялся ассортимент и бизнес-подходы ПАКС за эти 30 лет? Какие основные вехи жизненного пути компании можно вспомнить?

М. Л.: Начинали мы, как я уже говорил, с приема интуристов и шоп-туров. Изначально возили туристов в Юго-Восточную Азию: Китай, Таиланд, Вьетнам, частично Сингапур и Малайзия. Везде летал «Аэрофлот».

Туризм тогда был понятный, а турист четко понимал, за чем ехал. В то время туризм не ассоциировался ни с каким «познанием страны». Главной целью российских путешественников начала 90-х были заграничные магазины и покупки там. 

В. Ч.: А, начиная с 2000 года, мы начали активно заниматься Балканами – Хорватией и Черногорией. Вот в то время как раз туристы уже начали путешествовать в более «классическом» смысле: они уже хотели получать от страны не только шопинг, но и впечатления.

М. Л.: В это время на рынке работала авиакомпания «Трансаэро». Это было золотое время туризма. Тогда рынок получил возможность планирования и, туроператоры, используя парк судов авиакомпании, превратили целый ряд стран в серьезные массовые направления. Кстати, именно на этом этапе (2000 — 2005 годы) и появился массовый турпоток из России в Таиланд. А потом наступил кризис 2008 года, затем – кризис 2014 года, 2016  года и далее.

 — А потом пришел COVID… Как удалось компании пережить пандемийные два года? Какие новые подходы внедрялись, как сохраняли персонал и партнеров?

В. Ч.: Как пережили ковидные времена? Как прагматичные оптимисты. Раньше мы были оптимистами с элементами авантюризма, а после валютного кризиса 2014 года стали уже прагматичными. Что и позволило нам пройти все последующие кризисы.

М. Л.: Да, именно непростое туристическое прошлое дало нам возможность осознанно двигаться в настоящем. Отмечу: когда началась пандемия, мы все еще не понимали размер реальных проблем. У нас уже был опыт подобных историй со вспышками заболеваний, которые случались иногда в Юго-Восточной Азии. Тогда мы это пережили и с ковидом ожидали примерно такого же сценария.

Но прошло полгода, год, а ситуация так и не выравнивалась. И стало уже совсем непонятно и сложно планировать будущее. Но даже в этих условиях мы решили, что из такой сложной ситуации мы должны выйти. Живыми. И выйти с минимальными потерями для всей команды.

Штат мы не сокращали – потому что кризис пройдет, а профессионалов найти новых уже будет невозможно. Да, мы оптимизировали расходы, отложили некоторые готовящиеся проекты. Но людей не трогали.

— А потом пришло 24 февраля 2022 года…

В. Ч.: Да, геополитика окончательно лишила нас горизонта планирования. Но и в этой ситуации не нужно опускать руки, нужно продолжать работать.

Сейчас в СМИ и туристических группах популярны выражения-штампы типа «Туризм не будет прежним. Туризм не выстоит». Так вот – это неправда.

На самом деле, люди как путешествовали, так и продолжат, ничего тут не поменяется. А если мы говорим про технологии туризма, то здесь вопрос только в том, что надо уметь изменяться, улавливать тенденции, ловить волну – кто же с этим спорит.

— Кстати о волне и изменениях. Выросла ли доля внутренних направлений у компании за время пандемии ?

В. Ч.: Внутренние направления представлены в нашем ассортименте еще с 2013-2014 годов. Тогда у нас было порядка 10-12 направлений. Сейчас их около пятидесяти.

Но опять же мы не говорим о том, что наши позиции по всем этим направлениям сильны, мы говорим о диверсификации. Основная доля российских продаж ПАКС приходится на Краснодарский край, Калининград, неплохо бронируют туры на Байкал, Алтай.

— А если говорить о выездных направлениях ? Тут что-то поменялось?

М. Л.: Продается все, что доступно. Сейчас открыть новое направление – вообще не проблема. При наших технологиях и профессионализме коллектива, мы можем запустить продажи в новую страну за несколько часов.

Тут вопрос в неопределенности. Сейчас все дезориентировано и сломано. Нет главного инструмента, позволяющего создавать турпродукт – авиаперевозки.

Еще одна боль – платежи, которые мы, все туроператоры, переводим своим зарубежным коллегам. Возможности тут стали совсем скудными. Будем, видимо, с китайцами в юанях рассчитываться, с индусами рупиями, с вьетнамцами донгами. Это реалии.

— Можно ли назвать 2022 год самым сложным в туризме?

В. Ч.: Таким туризм точно не был никогда, но я бы дал ему определение «рисковый год».

М. Л.: Даже словом рисковый его не назовешь. Это другое слово.

В. Ч.: Безусловно, год необычный. Что самое сложное? Отсутствия ясности, перспектив. Раньше горизонты планирования были длинные, а контракты жесткие. А теперь туман. Что то сквозь него проглядывает, но непонятно, насколько они постоянные. Например, сейчас мы видим, что туристы вновь начали бронировать туры за рубеж в глубину. Причина ясна – цена перелета, кратно увеличивающаяся ближе к дате заезда. Но что с этим трендом будет через месяц – непонятно.

М. Л.: Конечно, прежде всего, нам, всему туристическому рынку, нужна геополитическая ясность. Без нее сложно. Но мы не одни в своей беде, с нами наши коллеги и вместе мы находим пути решения. Отдельно хотелось бы выделить работу АТОР.

— Чем членство в АТОР помогает компании ПАКС?

В. Ч.: Знаете, на нашем туррынке много разных сообществ. Где-то люди из туризма просто встречаются, обсуждают что-то. Но это история не про АТОР.

У АТОР главное – это конкретная отраслевая работа с понятными вопросами, с принятыми решениями и самое главное с их исполнением. АТОР – это 90% туроператорского рынка.

И если какое-то предложение исходит от АТОР, то это позиция лидеров, к которой прислушиваются все. И государство. Особенно важно, что те вещи, которые мы обсуждаем на совещаниях членов АТОР, находят отражение в тех решениях, которые принимаются выше.

М. Л.: Согласен. АТОР – это когда ты держишь руку на пульсе происходящего. Это  когда появляются идеи и ты можешь обсудить их в кругу коллег – профессионалов. И более того, принятые коллективные решения не просто могут повлиять на развитие рынка, а реально влияют на него.

В. Ч.:  Хотелось бы добавить. Пандемия стала для всех моментом истины. И знаете что? АТОР не опустил руки, а проделал гигантскую работу вместе с Ростуризмом, мы помогали друг другу. Друг – он ведь познается не только в радости.

— Какие у вас планы на этот год по развитию агентского и прямого канала, запуску новинок?

М. Л.: «Планы» и «текущая ситуация» – понятия несовместимые. Мне хотелось бы сказать, что мы берем новые блоки, заключаем новые контракты. Но я не могу. Время сейчас непростое. Нужно работать и ждать.

Сейчас все будут очень осторожны в планировании. Мы готовы к открытию новых направлений. Только узнаем, что на каком-то направлении возобновлено авиасообщение, через час выставим его в продажу, а через два возьмем блоки на рейсах (смеется).

Пока же мы оптимизировали расходы, запустили адаптивный сайт, продолжаем развивать интернет-технологии, сохраняем коллектив, активно работаем по всем доступным направлениям и – не имеем долгов перед партнерами.

В. Ч.: Если говорить про агентский рынок, то здесь мы продолжим, как и прежде, плодотворное сотрудничество. Мы всегда ориентировались именно на работу с бизнесом, с прямыми клиентами мы не работаем.

Свое взаимодействие с агентами мы всегда строим на доверительных и дружеских отношениях. Здесь позиция компании неизменна. Кстати даже в наших рекламным турах всегда есть место новичкам, которые только начинают работать с тем направлением, куда планируется тур.

Что касается будущего, то я скажу всем своим партнерам и клиентам так: «Все будет хорошо». Я действительно в это верю.

Беседовала Александра Полянская

Фото: ПАКС

Похожие записи